23:33 

Тема 2. Пирамида. Айзен/Улькиорра

Доктор Айзен
А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Тема: Пирамида
Название: Нет
Автор: Айзен_Соуске
Бета: нет
Пейринг/персонажи: Айзен, Улькиорра
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: (ангст)
Дисклеймер: Альтернативный исход Каракурской битвы и что было потом.
Предупреждение : вольное обращение с каноном. В частности с Хогиоку Айзен так и не слился.


После смерти фараон становился великим богом; по этому случаю были предусмотрены особые церемонии. Вокруг гробниц фараонов первых династий погребали их слуг, возможно убитых для того, чтобы они могли сопровождать своего господина в будущей жизни. Позже были найдены более цивилизованные формы: после естественной смерти приближенных фараона стали опускать в гробницы или пирамиды господина, которому служили при жизни.
«Великие строители пирамид».
Сорок один, сорок два, сорок три, сорок четыре, сорок пять. От подножья трона до двухстворчатых дверей – сорок пять шагов. От тронного зала до его покоев – шестьдесят пять. До галереи, соединяющей западное крыло замка с покоями Эспады – сто тридцать один шаг. И так далее.
Он вспомнил, как фраксьоны Октавы спорили, сколько потребуется пинков, чтобы прогнать его по этой галерее от начала и до конца, а Тоусен услышал, и фракции у Заэля не стало. Новую он так и не набрал, предпочитая клепать помощников в своей лаборотории – так оно безопаснее.
Ну чтож, каждому свое. Кому пинки, кому шаги. Эта привычка была с ним с детства – считать их. В детстве он делал это вслух, и эта привычка очень не нравилась его матери. Он наверняка бы объяснил ей, что это что-то вроде его личной медитации, которая помогает ему привести в порядок мысли – если бы знал в четыре года слово «медитация».
Сама галерея – 98 шагов. А дальше уже некуда – коридор завален. В руинах лежит большая часть дворца, не пострадали только его покои, библиотека и часть служебных помещений. Забавно – он мыслил получить власть над Небесами, но получил в итоге ряд пустых комнат в заброшенном замке. Ичимару наверняка оценил по достоинству эту иронию судьбы и выдал бы что-нибудь по ичимарьи циничное. Но Ичимару нет. Никого нет, только крысы шуршат в заброшенных комнатах.В существовании крыс пустых он не сомневался – собака Децимо каждую ночь добросовестно приносила под дверь хозяина трупики грызунов и практически каждое утро начиналось с громогласного мата Ямми , в очередной раз поскользнувшегося на раздавленной тушке. Некоторым не дано учиться на собственных ошибках.
Интересно, а какой урок вынес он? Что не стоит недооценивать бывшего капитана? Что пока он строил в пустыне маленькое государство тот тоже не терял зря времени? Его история вполне могла кончиться прямо в небе над Каракурой, когда его достал меч Хирако. Или на Согиоку. Или на нижних уровнях Улья, так, где когда-то держали Маюри. Но вышло иначе…
- Я думаю что самым правильным наказанием для этого человека было бы оставить его наедине с самим собой,- сказал на совете Сорока Шести Иное Орихиме. Ей, как одной из пострадавших тоже дали сказать свое слово. И конечно светлое и доброе создание не могло пожелать смерти даже своему бывшему тюремщику. Почему-то ее послушали, оставалось для Айзена загадкой.
Его лишили сил шинигами и сослали обратно в Лас Ночес, установив вокруг замка непреодолимый барьер. Исскуственно солнце, сотворенное с помощью Хогиоку, к тому времени благополучно погасло, исчезло деление на день и ночь и отмерять время стало нечем.
Кроме него в замке никого не было. Иногда Айзен слышал как внизу, в затопленных покоях Аэрониро кто-то огромный вздыхает и шумно ворочается. Одиночество его не тяготило, но временами не хватало собеседника Или слушателя. Кого-то, наделенного разумом.
Мерное течение мыслей было нарушено каким-то шумом, прилетевшим из-за приоткрытой двери. В абсолютной тишине коридора он прозвучал очень отчетливо, и Айзену понадобилось несколько секунд, чтобы определить его природу. Стук камней, скрежет когтей по каменному полу и почти сразу – чье-то тяжелое, рваное дыхание.
Он вошел. Огромная комната, бывшая когда-то малым Тронным Залом пострадало очень выборочно. Уцелели огромные, в два человеческих обхвата белые мраморные колоны, зато сам трон был аккуратно расколот, будто он стоял на пути у какого-то существа и оно, не мудрствуя лукаво, перерубило его пополам. В крыше сияла огромная дыра, в которую надменно заглядывала луна. Вообще-то благодаря ее рассеянному свету он и разглядел, что из груды каменных обломков медленно тянется черная поросшая мехом и никак не человеческая рука. Длинные когти скребли по полу, оставляя в нем глубокие борозды.
Айзен только посмеялся когда понял, что Улькиорра не собирается рассказывать ему о второй степени резурексьона. Мудрый правитель всегда оставляет своим поданным право на небольшие иллюзии, тешащие их самомнение. Гриммджо нравилось думать о себе как о Короле Уэко Мундо, а Улькиорре – воображать, что у него есть какая-то тайна. Ну и на здоровье. Тем более что эти иллюзии как нельзя лучше служили его собственным целям.
Много лет назад Айзен понял, что никогда не достигнет цели, если позволит себе иметь какие-то привязанности. Но, уходя из Лас Ночес, он позволил себе подумать о том, что ему будет не хватать Улькиорры, его спокойной преданности, не граничащей с фанатичностью, их разговоров за чашкой чая.
А теперь выходило, что вовсе не крыс он тогда слышал. Улькиорра был жив и пытался выбраться, хотя наверняка понимал, что это бесполезно. Он отказался от регенерации полагая, что это даст ему преимущество в битве, но в конечном итоге именно способность тела к самовосстановлению подвела его под монастырь. Она не давала ему умереть, в то время как сил на то чтобы выбраться было недостаточно – и он оставался запертым в этом каменном саркофаге, без какой либо надежды на избавление.
От дверей до груды обломков шагов тридцать не больше. Сделать эти тридцать шагов? Его сил хватит, чтобы прервать одну-единственную жизнь, хотя, скорее всего и делать-то ничего не придется – достаточно развернуться и уйти, рано или поздно голод прикончит Улькиорру. Это было бы разумно – особенно если под обломками не его Куатро Эспада, а жаждущий мести демон.
С другой стороны – вот уже много десятилетий все происходящее для него просто игра. И не имеет принципиального значения, чем именно она закончиться. Все равно делать здесь совершенно нечего.
Усмирять демонов – это самая подходящая работа для Богов.

@темы: Айзен/Улькиорра, Тема 2 "Пирамида"

Комментарии
2011-11-10 в 12:51 

Murury
или прыскучий чай правит миром(с)
Понравилось очень и очень. Через весь текст проходит ощущение тишины, огромных пустых помещений, не-тяготящего одиночества. И УЛькиорра вписывается во всё это прекрасно - ярким пятном, постепенно раскручивающейся пружино, финалом квеста.
Спасибо.)

2011-11-10 в 13:37 

Доктор Айзен
А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Murury, вам спасибо за отзыв-_)

   

Драббломания

главная