Доктор Айзен
А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Тема: Часы
Название:
Автор: Айзен_Соуске
Пейринг/персонажи: Айзен|Улькиорра
Категория: джен
Рейтинг: G
Жанр: ангстофлафф
Дисклеймер: не моё.
Предупреждения: небечено

Айзен всегда был скромен в быту и необходимость вести аскетичный образ жизни его ничуть не беспокоит. Водопровод вышел из строя – и бог Уэко Мундо ходит за водой к подземному озеру, в гости к таинственно вздыхающему под водой монстру. Хорошо что бывший шинигами не интересует его ни в гастрономическом, ни в каком-либо другом смысле. Да, Айзену приходится делать много разных, не очень-то подходящих ками вещей – убирать в своих покоях и ухаживать за раненым Улькиоррой.
Первые несколько дней Соуске был уверен, что он совершенно напрасно проявил милосердие и вытащил недобитого арранкара из-под обвала – уж слишком плох был Шиффер. Ему требовалась пища, но охотиться для него Айзен не мог. У него осталось ничтожно мало риетсу и любой адьюкас стер бы его в порошек. Правда под куполом повадились гнездиться какие-то твари, похожие на смесь страуса и курицы – слабые и настолько глупые, что он спокойно приближался к стае и сворачивал шею тому ее представителю который попадался под руку. Однако Шиффер брезгливо отворачивался от предложенного ему угощения. Даже попытки накормить его силой не увенчались успехом и когда Айзен уже начал думать, что судьбе все-таки угодно чтобы он остался единственным обитателем Лас Ночес Улькиорра без каких-либо видимых причин пошел на поправку. Все-таки его регенерация была чем-то исключительным. Правда разговаривать со своим спасителем он не хотел или не мог – хотя Соуске не сильно пытался его разговорить, справедливо полагая, что всему свое время.
Итак, как уже было сказано выше, Айзен с легкостью принял необходимость работать водоносом, уборщиком и сиделкой. Но была одна мелочь, которая причиняла ему дискомфорт. В какой-то момент он понял, что ему сильно не хватает такого простого и привычного звука как тиканье часов. Часы были не первой вещью, которая таинственным образом исчезала из его спальни. Куда делся алый оби он знал – Ичимару таинственным шепотом сообщил, что Лоли повесила его над кроватью и каждую ночь толи колдовала толи молилась над этой деталью владычьего туалета. Предположение того что часы унес с собой в качестве боевого трофея кто-то из капитанов вызывало только улыбку, но тщательно обыскав комнату Айзен обнаружил что механизм как сквозь землю провалился. Тогда он отправился на очередную прогулку по дворцу.
Признаться, он мало на что рассчитывал и был даже удивлен, когда в одной из комнат нашлись целые часы, добросовестно отмеряли секунды. Трофей обнаружился в комнате Шиффера, и это было отчасти печально.
Потому что эти часы –отныне единственные в Лас Ночес шли в обратную сторону.
***

-Заходи. Это теперь твоя комната. Нравиться она тебе, Улькиорра?
Только что сотворенный Айзеном арранкар внимательно осматривает помещение с идеально гладкими и белыми стенами, в одной из которых прорублено прямоугольное отверстие. Чем-то оно напоминает ему пешеру, в которой он одно время жил пока был адьюкасом. Но здесь было много предметов непонятного назначения. Это было хорошо, это давало пищу для размышлений. В пустыне в этом плане было голодно.
- Что означает символ на двери?
Так странно слышать тихий низкий голос и осознавать что он принадлежит тебе, так странно ощущать как шевелятся губы, в то время как еще вчера на покрытом костяной маской лице жили только яркие-зеленые глаза.
- Ты про цифру четыре? О, об этом позже. Ты удивишься как многое тебе предстоит узнать об этом месте, Улькиорра. Но для сегодняшнего дня впечатлений достаточно. Сейчас я бы хотел, чтобы ты немного отдохнул. Сделаешь это для меня?
Улькиорра послушно кивает в ответ.

- Айзен-сан, посмотрите.
Улькиорра извлекает из рукава мерно тикающий круглый диск. Айзен не сразу понимает, что с ним не так, но потом замечает что стрелки движутся назад.
- Это ты сам сделал, Улькиорра?
-Да. Мне потребовалось несколько минут, чтобы разобраться в принципе работы этого устройства.
- Впечатляет. У тебя очень острый ум.
- Благодарю, Айзен-сама,- лицо Улькиорры не меняется, когда Айзен хвалит его. Оно вообще никогда не меняется, но Соуске известно, что лицо это не всегда отражение души, Его Куатро серьезен как могильная плита при этом по детски любопытен. Айзена это умиляет. На самые несуразные вопросы он отвечает с терпеливой нежностью родителя, объясняющему ребенку, почему небо голубое, а трава зеленая. Ему это не надоедает. И ему действительно жаль, что Улькиорре суждено умереть, как и всем тем, чьими судьбами он выстелил свой путь.
- Помните, я спросил вас, почему часы всегда идут в одну сторону? И вы сказали, что это один из законов мироздания. Что некоторые из них довольно странные но, тем не менее, они работают. Я много думал над этим, но так и не понял, почему так важно в какую сторону идут часы, если они все равно проходят шестьдесят делений? От этого ничего не меняется. Все бессмысленно. Как и само существование часов в том месте, где нет времени.
Улькиорра помнит все разговоры с Айзеном до последнего слова. Разбуди его среди ночи – и он в точности воспроизведет беседу, которую они вели за чашкой чая полгода назад.
Ему нравится общаться с Айзеном. Несмотря на то, что иногда он отвечает вот так.
- Я могу рассказать тебе, Улькиорра, но это будет моя правда, а не твоя. Мне кажется, этот вариант тебе не подойдет. Поэтому я предлагаю тебе подумать еще.
Улькиорра почтительно кланяется.
- Наверное. Спасибо вам за разговор, Айзен-сан. Я могу быть свободен?
- Да. И почини свои часы, иначе завтра опоздаешь на собрание.
- Не беспокойтесь об этом.
- Как знаешь.

***

Осторожно сжимая в ладони свой трофей, Айзен возвращается в спальню, где так тепло и слышится сонное дыхание Улькиорры. Кладет часы на полку и опускается на кровать.
Шиффер дремлет, завернувшись как в одеяло в свои огромные черные крылья. Интересно нашел ли он ответ на свой вопрос? Ведь ответ лежит на поверхности.
Вот взять, например его. Он был лейтенантом, был капитаном, был главой заговора и предводителем войска арранкаров. Был момент, когда Готтей лежал у его ног, а теперь у него есть летучая мышь и часы, которые идут в обратную сторону.
Не так уж и мало, если подумать.
Часы не идут в обратную сторону, потому что прошлое не возвращается. Они с Улькиоррой обязательно успеют об этом поговорить.



@темы: Айзен/Улькиорра, Тема 3 "Часы", Марафон-2