Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:51 

Тема 2. "Пирамида" Айзен|Гин

Шнайзель
Брюс: "Но как сделать так, чтобы тебя любили, не нарушая при этом свободы воли?" Бог: "Когда узнаешь ответ - дай мне знать."
Тема: Пирамида
Название (общее): Одиночество
Автор: Шнайзель
Бета: нету таких...
Пейринг/персонажи: Айзен|Гин
Категория: не дождетесь джен
Рейтинг: G
Жанр: общий; missing scene к флэшбеку Гина
Дисклеймер: Кубо Тайто, а вы что думали?
Таймлайн: Флэшбек Гина
Предупреждения: Т.к. понятие "ООС" является до некоторого предела субъективным и не имеющим точного определения и точных критериев проверки, то, возможно, оно здесь есть. А может быть и нет. Кто знает?


Глава 1


Страх, страх и ненависть. Ненависть – потому что то, что он видел, было неправильно. Он не мог точно понять, что именно происходило у него перед глазами, но это было что-то, что не имело права на существование. Обычно такое называли «злом». И во всем были виноваты шинигами. А за шинигами стоял он. Тоже шинигами. И это рождало страх – ведь сам он был слаб - обычная душа из Руконгая, к тому же почти ребенк, они же – элита, боги смерти, олицетворение закона и высшей силы в этом мире. Они были сильны. И они склонялись перед ним в раболепном поклоне, боясь поднять голову, а это значит, что он был элитой над элитой, он был главным, он был вершиной. А это, в свою очередь, означало, что во всем виноват в первую очередь он. Он - тот, кто не должен существовать. Глядя на него, Гин чувствовал это всей своей душой. Поэтому ненависть была сильнее страха, поэтому он не убегал, а заставлял себя смотреть и запоминать, так, чтобы каждое мгновение и каждая малейшая деталь отпечатались у него в памяти, словно выжженные каленым железом. Из преодолевающей страх ненависти родилась мысль – надо самому стать шинигами. Он знал, что некоторым удавалось, значит это возможно. После того как он станет шинигами, он должен будет стать равным ему, и когда это произойдет – он сможет уничтожить этого шинигами и вернуть похищенное, так что ей больше не придется плакать. Страх слабел, ненависть крепла. Гин не убежал даже тогда, когда тот шинигами полуобернулся и, как показалось Гину, бросил быстрый взгляд в сторону кустов, где укрывался мальчишка.

Ощущение чужой, посторонней реяцу прервало ход мыслей Айзена. На мгновение его охватила тревога - неужели слежка? Всего лишь на мгновение - прислушавшись к своим ощущениям, он понял, что это реяцу принадлежит не шинигами, а простой душе из Руконгая, обладающей духовной силой. Потенциальный шинигами. И потенциальный материал для Хогиоку, как и та девочка, часть души которой прямо сейчас становилась неотъемлемой частью артефакта. Ситуация позабавила Айзена - материал сам шел к нему в руки, точь-в-точь мотылек, летящий на огонь. И все-таки это было необычно, чтобы руконгаец вот так вот подглядывал за несколькими шинигами. Кто бы это ни был, он должен быть очень смелым, а смельчаки в Руконгае - редкость. Неожиданно Айзена посетила странная и не очень-то свойственная ему мысль. А что если не брать этого любопытного для Хогиоку, а просто оставить всё как есть? Материала и так предостаточно - одним больше, одним меньше - невелика разница. Разве бог обязан всегда только карать? Он может и миловать. Просто так. Не имея на то ни целей, ни причин. Риска для него здесь никакого - никто и никогда не станет слушать оборванного руконгайца, «клевещущего» на шинигами, и даже если эта душа когда-нибудь станет настоящим шинигами, слово новичка-рядового против слова лейтенанта, а то и капитана - ничто. Просто смехотворно. А если вдруг новичок окажется с потенциалом, заслуживающим внимания, то об этом всегда можно будет позаботиться отдельно, самыми разнообразными способами. С другой стороны, если этот тип действительно станет шинигами - это будет забавно и интересно само по себе. Мысли были так неожиданны и необычны, что на краткое время захватили его разум полностью, без остатка - идея внести в собственную размеренную и выверенную до мелочей жизнь крошечный, едва заметный, элемент случайности, который, однако, никогда не сможет изменить ничего по-настоящему важного и серьезного, стала вдруг соблазнительной, как никогда. И он принял решение - сейчас он не сделает ничего, он не будет ни убивать свидетеля, ни допрашивать, ни извлекать из него материал для Хогиоку. Пусть всё идет как идет. Тот, кто стоит на вершине пирамиды жизни, вполне может позволить себе этот каприз - не раздавить крошечное насекомое, ползающее у самого её основания.

Уже уходя, Айзен не удержался - забавы ради бросил беглый взгляд в сторону кустов, от которых исходило слабое ощущение реяцу, и - о чудо, - наблюдатель не обратился в бегство, ничего не изменилось. Айзен даже пожалел, что вероятность того, что этот руконгаец действительно станет шинигами, не очень велика. И все же, на всякий случай, Айзен запомнил профиль реяцу наблюдателя, чтобы узнать этот интереснейший экземпляр, если им ещё доведется встретиться.

@темы: Тема 2 "Пирамида", Марафон-2, Айзен/Гин

   

Драббломания

главная