Доктор Айзен
А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Тема:Крик
Автор: Айзен_Соуске
Пейринг/персонажи: Айзен/Улькиорра
Категория: (джен)
Рейтинг:нет
1399 слов
В Уэко тоже бывают безлунные ночи, вот как сегодня. Хорошо, что у Айзена солидный запас свечей – он еще в Сейретее предпочитал их электрическому свету, несмотря на робкие замечания Хиномори, что это может быть вредно для зрения. Он читал книгу, подчеркивая карандашом заинтересовавшую его информацию, но делал это очень осторожно, чтобы пометки можно было стереть. К книгам он относился чрезвычайно бережно.
В такие ночи пустыня за пределами дворца казалась более живой, чем обычно. Выползали из своих пещер твари, которые в принципе не выносили света, даже такого слабого как от здешней луны. Полчаса назад мимо купола прошествовал огромный пустой – наткнувшись на установленный шинигами барьер он пару раз ударился о него всем телом, а потом побрел дальше. Такое иногда случалось. Возможно они все же чуяли риетсу, а купол для них представлял какую-то диковинную консервную банку, в которой, если ее умеючи вскрыть, может быть найдется какая-нибудь еда? Эти существа , стоящие на самой низшей ступени эволюции, не сумели бы проникнуть внутрь, но вот другие….другие могли.
Вот кстати, Гриммджо. Его духовная сила ощущалась где-то глубоко в пустыне, но он не пытался даже приблизиться к Лас Ночес. Очевидно, его понятие о собственном королевстве не ограничивались только этим замком. Но даже прознай он, что Айзен здесь, вряд ли явился бы сводить счеты. Нет никакого смысла в победе над бессильным врагом. Во всяком случае, Улькиорра рассудил именно так.
Он провел в покоях Айзена два месяца, неделю и сорок минут . Если верить отрывному календарю и идущим в обратную сторону часам. За все это время он не произнес ни слова и только изредка Айзен ловил на себе задумчивый взгляд горевших желтым огнем демонических глаз. Так лев смотрит на мирно пасущуюся антилопу, пытаясь решить, проголодался он или ну ее пока, с ее острыми рогами? Айзен продолжал заботиться о нем, понимая, что кормит с руки собственную смерть. Хотя не этим ли он занимался, когда подобрал в Руконгае затаившего ненависть и жажду мести мальчишку, когда затеял эту игру с собственным капитаном, когда явился в Уэко чтобы сбросить с трона Баррагана? Скользить по краю – это как наркотик. Не отпустит, пока не угаснет сознание.
А потом Улькиорра ушел. Айзен отлучился на несколько минут, а по возвращению его встретила пустая аккуратно заправленная кровать. Ни тебе до свиданья, ни спасибо.
Скучал ли Айзен? Первое время, просыпаясь по утрам он не мог понять почему не слышит рядом с собой знакомого дыхания, но со временем это прошло. И потом исходящая от Шиффера тишина временами действовало на нервы. Молчать Улькиорра умел, как никто другой, а в каменном саркофаге у него было время, чтобы довести это умение до совершенства. Его молчание было таким же оглушительным как самый пронзительный крик.
Когда чтение надоедало, Айзен выходил на балкон и подолгу вглядывался в бесконечные пески. Это зрелище, способное даже на самое жизнерадостное в мире создание нагнать лютый сплин, умиротворяло Соуске. Под такой пейзаж отлично думалось. Но если раньше он больше размышлял о грядущей Зимней Войне и о том, в какой именно момент Ичимару нанесет удар (дотерпит ли вообще до финальной битвы?) то сейчас его мысли все чаще возвращались к Куатро – чем он сейчас занят, прибился ли к стае или остался одиночкой, отыскал ли своего самого преданного врага, чтобы поблагодарить за те несколько часов, что он провел в ящике отрицания?
Так прошло еще несколько месяцев. А потом случилось то, что рано или поздно должно было случится. Когда Айзен в очередной раз спустился к подземному озеру за ним пришли. Когда он, выжимая мокрые волосы, направился к лестнице, дорогу заступил смутно знакомый силуэт.
-Похоже, у тебя проблемы, Dios,- хриплый голос издевательски подчеркнул последнее слово. На самом деле это Ичимару ввел эту традицию – называть Айзена Dios, раз уж у них тут вроде бы как Испания. Нареченный Богом предпочел бы лаконичное Айзен-сама, но арранкара полюбили это прозвище – скорее всего, исключительно ему назло.
-Проблемы?- повторил Айзен,- Да, пожалуй ты прав. У меня и в самом деле проблемы.
У него была исключительно хорошая память на голоса – и когда пришедший заговорил, он сразу его опознал. Этот арранкар, созданный им одним из первых, но с ходу определенный в нумеросы, не пожелал носить двухзначную цифру и ушел в пустыню. А однажды вернулся чтобы…
-Эспада, мой друг? Все просто. Эспада – это десятка лучших. Чтобы попасть в нее ты должен оказаться лучше кого-то из этих Десяти. Выбирай противника.
Взгляд арранкара почти сразу остановился на Халлибел.
-Она.
Потянувшийся было за Пантерой Гриммджо разочарованно вздохнул.
Выбор несколько удивил Айзена. С замыкающей тройку вастар лордов хищной красавицей не связывался никто, кроме ненормального Нойторы, которому не давало покоя, что цифра три снова досталась представительнице слабого пола. Остальные считали ниже своего достоинства связываться с женщиной, пусть даже она зарекомендовала себя как отличный воин. Он кивнул, мысленно отводя безрассудному выскочке десять, самое большое пятнадцать минут.
Но битва продолжалась намного больше. Арранкар явно пришел подготовленным, этот пустой и его иерро не уступало Нойториному. Чего ему явно не хватало – так это спокойствия и выдержки. Чаша весов, на которой балансировали судьбы двоих медленно склонялась в пользу Терсеры.
Наконец он дал Халлибел знак остановиться..
- Думаю, я увидел достаточно.
- Она сильная,- быстро ответил арранкар,- Я могу выбрать другого противника.
Айзен покачал головой.
- Ты уже сделал выбор. Не вмешайся я, через десять минут ты был бы уже мертв. Мне не нужен воин, неспособный объективно оценить собственную силу. Поэтому ты сейчас уйдешь
- Дай мне еще один шанс. Я докажу!
Разъяренный Канаме схватился за зампакто.
- Айзен-сама, позвольте, я снесу ему голову.
- Побереги свой пыл для настоящей битвы,- Айзен вернул свое внимание арранкару,- Я дважды попросил тебя уйти. Вежливо. Не заставляй меня выходить из роли гостеприимного хозяина.
Тем вечером он много размышлял, в основном о Тоусене. Его вспыльчивость начала утомлять Владыку Лас Ночес, а привычка рубить головы за малейшую демонстрацию неуважения заставляла ропать даже самых послушных и преданных. Если не сбавить давление в этом котле, то не сегодня завтра с Канаме произойдет несчастный случай и тогда Айзен просто обязан будет покарать виновного. А лишаться кого-то из Эспады не хотелось – нынешний состав Десятки устраивал его целиком и полностью. В глубине души Соуске был уверен, что тот арранкар выиграл бы поединок. Но в Эспаду он не все равно не годился. Два вспыльчивых, одержимых силой чудовища в ней уже есть. Нет, Халлибел с ее самурайским понятием о долге больше подходила на роль Третьей, вот пусть Третьей и остается. А если Нойтора или Гриммджо свернут себе шею в поисках приключений, найти этого арранкара не составит труда. Но сначала следует поговорить с Канаме.
.

До того как Айзен Соуске узнал имя своего зампакто и освоил гипноз, его самым эффективным оружием были голос. Тихий шепот может быть столь же убедителен, как и громкий крик, главное подобрать нужные слова. Это исскуство он освоил в совершенстве. Даже не прибегая к помощи Кьеки, он мог убедить кого угодно с чем угодно. Его капитан даже шутил, что отбери у него оружие и запри в Улье - и через два часа самые матерые уголовники загробного мира займутся изучением каллиграфии.
Если бы у Соуске было обыкновение вести задушевные беседы со своим тайчо, он бы ответил что тот переоценивает его способности. Договориться можно с людьми, но вот жаждущие крови звери не всегда понимают слова. Вот о чем он думал, стоя напротив своего противника…противника ли? Любая попытка сопротивляться была обречена и являлась лишь жестом позорного бессилия. Он был действительно хорошим мечником, но сталь не заменит духовную силу.
- Если бы возможно было вернуть тот день я бы сказал тебе тоже самое. Ты не годишься для Эспады. Хотя бы потому что за два года ты так и не научился выбирать себе противника.
- Эспада пала,- оскаблился арранкар,- Кроме того, с номером четыре, который рассказал, что ты и тебя следует искать тут. А я жив.
- Но твоей целью было не выживание,- мягко возразил Айзен,- Ты искал Силу. Не за ней ли ты пришел тогда?
- Ты больше не можешь дать силу. Ты уже никому ничего не можешь дать, шинигами. Моя очередь наслаждаться твоим унижением.Я…
Дальнейшие события заняли долю секунды. Что-то подозрительно напоминающее лассо захлестнуло горло арранкара и уволокло наверх - в небольшой разлом в стене из которого в озеро падала вода, образуя небольшой водопад. Еще через мгновение оторванная от тела голова вылетела обратно, и подкатилась к ногам Айзена. Тот неспешно отпихнул ее ножнами, чтобы не свалилась в озеро. Укоризненно покачал головой.
- Мусорить там, где живешь – последнее дело, Улькиорра.
Ответом стал тошнотворный звук разрываемой плоти. Водопад на мгновение окрасился красным.
- Впрочем, спасибо.
Из-за камней шустро выскользнул какой-то неведомый мелкий хищник. Воровато озираясь и припадая к земле, цапнул оторванную голову и уволок прочь.
- Я еще ничего не решил,- низким голосом ответил разлом.
Закончилась еще одна безлунная ночь.

@темы: Тема 4 "Крик", Марафон-2