Доктор Айзен
А сейчас Зинаида Никаноровна Штольц исполнит романс "Ах, к чему этот ебаный стыд!"
Тема:Привычка
Автор: Айзен_Соуске
Бета:увы…
Пейринг/персонажи: Айзен/Улькиорра
Категория: (джен)
Рейтинг:наверное все-таки NC-13
Дисклаймер:шакал я паршивый, все ворую и ворую
Предупреждениеприсутствует жестокость

Улькиорра раскрывает двери тронного зала, едва заметно поморщившись. Тяжелые, очень тяжелые. Зачем они вообще нужны – как будто кто-то посмеет войти без разрешения?
- Спрячь свое риесту, Старк. Дышать тяжело.
Премьера покладисто кивает. Когда его духовная сила слабеет, Улькиорра чувствует , а затем и видит остальных. Заэль, Ямми, Аэрониро, Зоммари. Баррагана нет. Халлибел сидит на полу, по турецки скрестив ноги. Гриммджо развалился на троне и со скучающим видом царапает подлокотник – у него вид ребенка, который дорвался до запретной библиотеки отца и обнаружил, что в вожделенных книжках нет картинок. Старк гладит по голове дремлющую у него на коленях Лилинет.
- Шиффер, ну и дела, а мы думали ты сдох!- из угла улыбается Нойтора. Несмотря на страшный, кое-как зашитый и до сих пор не заживший шрам, пересекающий его грудь, Джируга выглядит бодрым и довольным,- посмотри, что у нас есть.
Он с силой пинает нечто напоминающее груду белья, лежащее у его ног. Хотя нет, это не белье. У белья риетсу не бывает.
- Эй, шинигами, ты ведь знал, что так будет? – спрашивает Нойтора и пинает еще раз.
Айзен молчит – то ли без сознания, то ли не имеет желания вступать в диалог с бывшим слугой. Лицо залито кровью, кровь в отросших волосах, кровью пропитана изорванная одежда. В прорезях виднеются длинные шрамы, похожие на следы когтей пантеры. Видимо ему досталось от каждого присутствующего в зале.
- Молчишь?
Еще одним пинком Квинта переворачивает Айзена на спину и вытряхивает его из одежды. Не сложно догадаться, что у него на уме и Улькиорра подавляет подступившую к горлу тошноту.
- А может не стоит, Нойтора?- морщится Старк, с опаской покосившись на спящую девочку.
- Не там ударение ставишь, Первый,- подмигивает Джигура, - Стоит, еще как. Вспомни сколько он нам мозги трахал. Силу обещал. Ну и на чьей стороне теперь сила?
Резко разводя ноги мужчины, он неторопливо устраивается между ними, входит одним резким толчком и начинает двигаться в бешеном рваном темпе. Шиффер может только представлять, что сейчас чувствует Айзен, но тот по-прежнему не издает ни звука. Видеть его обнаженным настолько непривычно, что Шиффер отводит глаза
-Отвратительно,- роняет он, уставившись в расчерченный черно-белыми квадратами мраморный пол.
- Да уж, бывало и лучше, - соглашается Нойтора, не отрываясь от своего занятия,- Тесла вон сосет шикарно, а этого сосать не заставишь – укусит ведь зараза. Шинигами, который сбежал в Уэко, чтобы его пустые на одно место натягивали. Какой карьерный взлет.
- Да твой дрын ему в рот не влезет,- хохочет спрыгнувший с трона Гриммджо,- у тебя пусть Октава берет – у него глотка бездонная.
Заэль невозмутимо поправляет очки и сладко улыбается.
- Гриммджо, ты хоть сам осознаешь степень своей омерзительности? Я думаю, Айзен-сама еще может послужить науке.
- Кончить дай, Менгеле паршивый.
У Улькиорры кружится голова. Единственное чего ему хочется – убить всех кто в этом зале, а затем залезть под душ и поселиться там примерно на неделю. Сильные пальцы Сексты сжимают его плечо, и Улькиорра чувствует, как его рука пляшет в поисках меча.
- Шиффер, а ты не хочешь попробовать? Ты же у него в любимчиках ходил - он тебя не крыл чтоли? Давай, докажи что у тебя яйца выросли.
-Секста. Убери. Руку. Пока. Она. Не. Утратила. Контакта. С. Телом.
Цифры у Гриммджо уже нет, как нет собственно и самой Эспады, но Шиффер называет его по номеру – привычка.
Наверное, на равнодушном лице в этот момент проступает что-то совсем страшное, перед чем отступает даже упрямый Джагерджак.
- Ну и хрен с тобой, золотая рыбка, тут и без тебя желающих хватит.
Куатро с силой закрывает за собой двери и его тошнит прямо на пол.

***
Улькиорра распахнул глаза. Дело было вовсе не в крайне неприятном сне, который он видел уже третью ночь подряд. Ему всегда требовалось ничтожно мало времени, чтобы перейти из состояния покоя в состояние бодрствования. Были и другие странности связанные с отдыхом.
- Леонардо да Винчи спал по пятнадцать минут каждые несколько часов, - рассказывал ему Айзен,- именно поэтому он был гениален.
Шиффера мало интересовал этот давным-давно покойный генсейский мусор и его гениальность, но привычку он перенял – она оказалась полезной. Спать больше пятнадцати минут в его ситуации было попросту опасно – он еще не до конца восстановился. Не спать совсем тоже было не вариантом – по той же самой причине. Охотиться с некоторых пор стало тяжело. Правое крыло было безнадежно искалечено, и он не мог подняться в воздух. Хватать добычу с неба было значительно легче, чем преследовать ее по земле.
Потянувшись, он прошелся по комнате, с раздражением отметив, что не чувствует себя отдохнувшим – наверное из-за сновидения. Уж лучше бы ему снилась рыжая женщина. Он не скучал по ней и даже чувствовал облегчение при мысли о том, что никогда больше не столкнется с ней и с вопросом загадочной человеческой природы. Но ее образ не нес тревожных мыслей, потому что Улькиорра знал, что она в порядке – живет себе в Генсее и травит окружающих своей стряпней.
Покинув Лас Ночес, он обосновался неподалеку – в Трес Цифрес. Перед тем как появиться в башне, Улькиорра поразмыслил и добавил две цифры к своему номеру. Бывшего Эспаду встретили бы прохладно, а вот Эспада разжалованный это другое дело. К таким здесь относились с солидарностью и лишний раз не задирали.
В Трес Цифрес было вполне сносно обитать – обилие пустующих помещений избавило от необходимости драться за территорию, обитатели внешней пустыни сюда тоже не совались. Тишина покой и уединение – все, что требовалось бывшему Куатро. И возможность проверять какие слухи бродят среди пустынного народа касательно Лас Ночес.
Первое время арранкары обсуждали, стоит ли обживать это место или пусть его заносит песком и разрушает ветром. Охотников на апартаменты Айзена не было – слишком сильно было в обитателях Уэко природное отторженье всего, что связано с шинигами.
- Неизвестно каким боком это еще выйдет,- говорили одни.
- Если кто захочет стать новым Королем – пусть забирает его весь, а нам не надо,- соглашались другие.
А потом про Айзена и вовсе забыли, но не все. У Улькиорры забыть не получилось.
Лас Ночес маячил в отдалении белоснежным напоминанием о бывшем хозяине. У него появилась привычка каждое утро выглядывать в окно – проверять, не украли ли замок. И каждое утро он констатировал – не украли. Стоит себе.
Да, Шиффер был зол на Айзена. Если бы у него было чуть больше сил в тот момент, когда Соуске вытащил его из-под развалин, он бы попросту сожрал шинигами. И, тем не менее, он нашел в себе силы покинуть своего хозяина не пролив его крови – в благодарность за спасенную не-жизнь. Но мысль о том, что Айзена может убить случайно забредший в Лас Ночес пустой продолжала дразнить его, доводя до бешенства.
Ни у одного мусора не было на это права.
Только у Улькиорры.
Он не знал, способны ли обычные пустые преодолеть выставленную вокруг замка защиту. Ведь раньше только представители Эспады, как носители силы Хогиоку, могли беспрепятственно ходить туда обратно, всех прочих расшибало на частицы меньше пыли, но с тех пор многое изменилось. Хотя ситуацию легко было проверить.
- Айзен Соуске жив. Его лишили сил шинигами и сослали в Лас Ночес.
Арранкар, которого Улькиорра выбрал, потому что тот претендовал когда-то на место в Эспаде, а значит совершенно точно имел зуб на Айзена, посмотрел на него с недоверием.
- Если так чего ж ты сам с ним не расправился? Или ты из благородных, Шиффер?
Улькиорра покачал головой.
- Мне безразлично погибнет он или проживет еще несколько столетий. У меня нет к нему никаких счетов. Я предоставил тебе информацию, делай с ней то, что считаешь нужным.
Если бы на месте Улькиорры был кто угодно другой, арранкар не клюнул бы. Но тотальный пофигизм Шиффера успел стать легендой. « Если вдруг объявят конкурс на самого равнодушного, наш Куатро и головы не повернет»- шутили в Лас Ночес, правда очень очень тихо.
Конечно, Улькиорра последил за арранкаром, удостоверился в том, что его пропустил барьер и уничтожил до того, как он успел причинить вред Айзену.
Ушел, но на следующую ночь вернулся опять.
***
Айзен спал. Он не проснулся когда Улькиорра вошел в спальню и склонился над шинигами так близко, что мог слышать его дыхание. Сейчас он до неприятного напоминал Айзена из его сна – спокойное отрешенное выражение лица, отросшие волосы. Отсутствовала только кровь. Улькиорра повернул голову, внимательно рассматривая спящего. Ему в первый раз пришло в голову, что его хозяин поразительно красив.
Но прежде чем он успел задуматься о причинах, по которым его мысли приняли такое странное направление, в темном углу раздался шорох, а следом за ним – низкое, злобное ворчание. Улькиорра молниеносно вытащил меч, повернувшись так, чтобы кровать с лежащим на ней мужчиной оказалась у него за спиной. Сочтя это сигналом к началу боя, нечто маленькое и юркое яростно рыча, набросилось на арранкара и пребольно укусило его за лодыжку. Шиффер, успевший зажечь серо, с изумлением опознал в нападающем питомца Ямми.
- Со мной она тоже всегда так поступает, - раздалось у него за спиной,- Но собака замечательная.
Улькиорра медленно повернулся обратно, парралельно пытаясь стряхнуть повисшую на нем замечательную собаку, и зеленые глаза встретились с карими.
- Он пришел сразу после того как ты исчез. Наверное, совсем оголодал, а твое риесту его отпугивало. А когда понял что сожрать меня ему не позволят малые размеры, решил тут обосноваться,- Айзен выдержал паузу и доверительно пожаловался,- Не проходит и дня чтобы я не находил на подушке дохлую крысу. Я думал, этим грешат только кошки. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным.
Улькиорра молчал, но взглядом, которым он вперился в Айзена можно было резать бумагу.
- А кто у нас хорошая собака?- шинигами протянул руку и пес, терзающий лодыжку Улькиорры, с готовностью переключился на новую цель, да, я знаю что не ты. Но тем не менее…
Улькиорра даже поморщился – он оценил какие острые зубы у этой тварюжки. Однако на лице Айзена не дрогнул ни один мускул. Пожевав немного его ладонь, пес-пустой медленно разжал челюсти и посмотрел на мужчину со смесью удивления и обиды.
- Ты видел? Это болезненно, но, в конце концов, это работает,- заметил Айзен,- Можно покорить любого зверя, если не отвечать на его агрессию так, как он ожидает.
- Особенно если тот, на кого направлена агрессия, все просчитал заранее.
Айзен устало потер переносицу. Он даже не делал попытки дотянуться до стоящей у изголовья кровати стойки с зампакто. Даже не смотрел в ее сторону.
- Какое зло я тебе сделал, Улькиорра?- мягко спросил он.
- Ты лгал мне, Dios,- ответил арранкар,- Ты...оставил меня.
Последняя фраза прозвучала исключительно у него в голове и была большой неожиданностью для самого Улькиорры. Словно вместо него заговорил кто-то другой – очень странный другой, не имеющий никакого отношения к самому Шифферу. Первый раз этот другой подал голос когда в Лас Ночес привели Иное Орихиме. Улькиорра так надеялся, что никогда больше его не услышит.
Айзен встал с кровати, аккуратно ссадив на пол собаку.
-Раз уж ты меня разбудил, может быть, приготовишь чай?
Арранкар послушно направился на примыкающую к спальне небольшую кухню. Поставил на огонь джезву, дал немного остыть вскипевшей воде, залил кипятком добытую в шкафу заварку – вроде все по правилам. А потом вернулся обратно. Зеленый чай полагается заваривать пять-семь минут.
-Во-первых, битвы с Куросаки искал ты сам. Ты оказался слишком слаб, чтобы победить, и слишком горд, чтобы сбежать, когда преимущество Ичиго стало слишком очевидным. Более того, ты утаил от меня второй релиз. У кого из нас больше прав обвинять другого в неискренности?
-Хочешь, чтобы я снова поверил тебе?- резко ответил Улькиорра. Позволить втянуть себя в разговор почти наверняка было большой ошибкой. Но ему было на удивление все равно.
- С чего ты решил, что мне вообще что-то нужно от тебя. Это ты пришел ко мне, а не я к тебе,- напомнил Айзен,- Но если ты хочешь остаться – я тебя не гоню. Хочешь?
Улькиорра сцепил зубы. Несмотря на то, что сила была на его стороне, что он мог отнять жизнь этого человека простым серо или ударом меча все будет, так как решит он. Как всегда. А Шиффер послушается.
- Я тебе расскажу кое-что. В академии у меня была привычка грызть карандаш. Это здорово выручало – особенно когда я терялся и никак не мог поймать за хвост нужную мысль. Потом меня утвердили в должности лейтенанта пятого отряда, а лейтенанты не грызут карандаши, - Айзен прервался, на секунду задумавшись о чем-то своем,- хотя у Хирако-тайчо, безусловно, было другое мнение на этот счет. Он вообще был довольно своеобразной личностью. Но дело не в нем, и даже не в том, сколько нервов я потратил, прежде чем научился обходиться без карандашей. А в том, что привычка это очень поганая штука, Улькиорра. Нам она кажется чем-то незначительным, и мы верим, что избавились от нее, а она все равно напоминает о себе время от времени.
- У меня нет дурных привычек шинигами,- бесцветно произнес Улькиорра,- Была одна. Доверять.
- А у меня есть,- просто сказал Айзен, серьезно заглянув ему в глаза,- Мне не хватает тебя. Ты стал моей привычкой.
- Ты можешь назвать хоть одну причину, по которой я должен остаться? Кроме твоих собственных желаний.
Хотя зачем еще какие-то причины? Помимо той, что Зверю нужен Хозяин, иначе зачем ему быть?
Айзен улыбнулся.
- Чай уже почти готов.

@темы: Тема 6 "Привычка", Марафон-2, Айзен/Улькиорра